Австралия
     Австралия от А до Я      новости      путеводители      города      звезды      деньги      отзывы      контакты      реклама
English version  Русская версия сайта



Курс Австралийского доллара к Российскому рублю - курсы обмена валют ЦБ РФ

Ходьба вниз головой и вверх ногами. Часть 2

В ТРОПИКИ НА ГОЛУБОЙ ДЕВСТВЕННИЦЕ
За такси до аэропорта заплатили 44 доллара. На регистрации девушка по имени Джанет чего-то долго путалась, и в итоге выдала нам посадочные талоны на разные места – сразу на оба сегмента полета (в Кейрнс мы летели с 40-минутной стыковкой в Сиднее). То, как Джанет нас регистрировала, заставило меня усомниться, что наш багаж будет доставлен к месту назначения, но Сергей меня успокоил, сказав, что все в порядке. Из Мельбурна до Сиднея лететь ровно час. Когда самолет заходит на посадку над причудливо изрезанной береговой линией, делая крутые развороты над водой на высоте всего несколько сотен метров, складывается впечатление, что он вот-вот нырнет в синие воды Сиднейской бухты. Аэропорт Сиднея даже по тем отрывочным впечатлениям, что мы получили за короткое время пребывания в нем, современнее и удобнее своего мельбурнского собрата. Кстати, у Virgin Blue очень удобная для пассажиров стыковочных рейсов система. В Мельбурне и Сиднее за компанией закреплены определенные гейты, и самолеты прибывают и отправляются в один терминал. Чтобы пересесть с одного самолета на другой, нам надо было пройти всего 30 метров. Самолеты новые (Боинги 737 700-ой и 800-ой серий), с индивидуальными системами развлечений, - за дополнительную плату. Равно как еда и напитки, цены как в аэропорту. Перед посадкой в Кейрнсе немного поболтало, шел дождь, настолько сильный, что некоторые вещи в чемодане промокли, пока его везли от самолета до здания аэропорта. Как только стюардессы открыли двери, салон заполнил теплый влажный воздух с запахом йода - где-то поблизости море. На такси до отеля City Plaza доехали за 10 минут и 12,5 долларов. При этом сложилось впечатление, что счетчик работал энергичнее, чем в мельбурнском такси. На ресепшн нас ждал владелец гостиницы Джефф, он проводил нас в номер на третьем этаже и вручил два ключа. Помнится, про Pacific International Apartments я писал, что за 140 долларов в сутки за апартаменты с двумя спальнями желать большего - глупо. Оказалось, нет. Номер в City Plaza гораздо лучше меблирован, есть стиральная машина, сушилка, балкон, естественно, в каждой из трех комнат есть кондиционеры и… потолочные вентиляторы. Как оказалось, это очень нужная вещь, в итоге вентиляторами мы пользовались чаще, чем кондиционерами. Кстати, там очень прикольные ночники. Они включаются от прикосновения. Единственный недостаток отеля – его относительная удаленность от центра города, что-то около 1,5 километров.

Утром следующего дня мы набрали на ресепшн рекламных проспектов, изучили их, и пришли к неутешительному выводу, что «культурная программа» может пустить нас по миру. Поездка в тропический лес на джипе – 150 долларов, морская прогулка с дайвингом (1 погружение) и снорклингом – 205 долларов, остальные цены примерно такие же. Внесли предоплату за эти две экскурсии, а в Куранду, куда планировали съездить изначально, решили, по возможности, съездить самостоятельно, - из Кейрнса туда ходит поезд. На юге Кейрнса на Lake Street был обнаружен супермаркет «Woolworths», где можно купить если не все, то почти все. Там, к примеру, не продается алкоголь (но рядом есть магазинчик, где можно купить и пиво, и вино, и кое-что покрепче), зато продается, среди прочего, мясо кенгуру.

В черте Кейрнса купаться нельзя. Днем море уходит на сотни метров от берега, а по ночам, говорят, в прибрежных водах плавают крокодилы и прочая опасная для жизни нечисть, о чем вдоль набережной предупреждают таблички, где крупными красными буквами написано «ACHTUNG!». Причем более привычное для англоязычной Австралии невзрачное «Warning» ютится где-то в углу под гигантской разинутой крокодильей пастью. Вот и спрашивается, кто более бестолковый – американцы, как говорил Дед Мороз, или немцы. Впрочем, устанавливать таблички было совсем не обязательно. Вряд ли кто в своем уме полезет в воду ночью, после того, что он увидел днем – заболоченное, илистое дно, кишащее крабами, напрочь отбивает желание здесь купаться. Впрочем, одно место в Кейрнсе, где можно окунуть бренное тело в воду, все-таки есть. Это открытый бассейн с морской слегка хлорированной водой, который все называют тут «голубой лагуной». Не оригинально. Народу, как это ни странно, около бассейна немного, вдоль одного берега насыпан песок, тут же «тусуются» чайки, а от настоящего моря его отделяет только пешеходная дорожка. В общем, почти полная иллюзия того, что Кейрнс – морской курорт.

ДЕНЬ С БОТАНИКОМ

В половине девятого к отелю за нами подъехал старенький, но еще крепкий Land Cruiser. За рулем сидел дядечка средних лет, оказавшийся бакалавром биологических наук. Его звали Уоррен Уитфилд, и его основная специализация – изучение растений, используемых аборигенами в быту и медицине. Вместе с ним нам предстояла поездка по окрестностям Кейрнса. Экскурсия получилось индивидуальной – забрав нас, Уоррен погнал свой джип на север, попутно рассказывая об истории города, и достопримечательностях, которые имеет смысл посетить, но которые мы в силу объективных причин сегодня посетить не сможем. По пути он то и дело показывал нам, на что стоит обратить внимание. Когда проезжали мимо плантаций чая (если бы нам не сказали, что это чай, мы бы и не догадались), машину наполнил воздух с легким неповторимым ароматом, на запах чая совершенно не похожий. Но в основном в окрестностях Кейрнса выращивают сахарный тростник (Австралия второй экспортер сахара в мире после Бразилии) и бананы. Для транспортировки сельскохозяйственной продукции даже построена узкоколейная железнодорожная ветка, тянущаяся, как правило, рядом с основными автомобильными магистралями. Всего нас ждало четыре остановки. Первая в Palmerston National Park для осмотра двух водопадов. Во время прогулки по лесу, Уоррен показывал различные растения (он же все-таки биолог) и говорил, чем они интересны. Имбирь в тех краях растет как сорняк, многочисленные лианы сплетаются в непроходимые джунгли, а влажность в лесу такая, что пиявки живут не в воде, а среди травы. Поэтому стоять на месте не рекомендуется, надо все время двигаться. В противном случае несколько кровососов моментально приклеятся к вашим лодыжкам. Паниковать, как Вера, обнаружившая на себе пару пиявок, не стоит, от их укуса вроде бы еще никто не умирал. А вот чего действительно надо сторониться, так это небольшого и с виду совершенно безобидного растения. Увы, как оно называется, не помню, но таблички с предупреждением и портретом «преступника» установлены на входе в парк, - почитайте, не поленитесь, ибо порой коварный «цветочек» растет прямо около пешеходной дорожки. По принципу действия он схож с нашей крапивой, но по силе и времени воздействия превосходит ее многократно, причем с легкостью обжигает сквозь одежду, а шрамы от ожогов не заживают до шести месяцев. Уоррен показал нам целый овраг, заросший этим ядовитым растением, после чего лично я инстинктивно сделал шаг назад.

Потом мы поехали в Черные горы (парк Word Heritage Rainforest), которые называются так неспроста. Тут выпадает 12 метров осадков в год, что является едва ли не абсолютным мировым рекордом. До сих пор здесь каждый год пропадают туристы, причем большинство из них так никогда и не находят. Достойный народный фольклор в стиле ужастиков «Ведьма из Блэр» или «Волчья яма». На самом деле все гораздо прозаичнее. Никаких ведьм и маньяков здесь, конечно же, нет. Неподготовленные туристы, рискнувшие углубиться вглубь чащи даже на пару километров, рискуют потерять ориентацию, а из-за высоченных деревьев с гигантскими кронами, и стволами, переплетенными лианами, ваши крики не услышат и в сотне метров. Почему не находят тела – тоже ясно. Из-за постоянно высокой температуры и 100-процентной влажности процесс разложения проходит гораздо быстрее. Не последнюю роль играют различные животные и насекомые. Здесь мы тоже совершили небольшую прогулку по лесу, дорожки в отличие от предыдущей остановки оказались заасфальтированы, но стоит на метр свернуть в сторону, как натыкаешься на непроходимый буш, который не осилит и самое острое мачете. Гигантские валуны, поросшие мхом, и какая-то гнетущая тишина, - не слышно абсолютно ничего, кроме собственных шагов. Даже птицы и те вдруг внезапно смолкли. Постепенно в воздухе начала ощущаться какая-то вибрация, и только потом барабанные перепонки уловили шум воды. Постепенно грохот стал таким сильным, что казалось, нас за поворотом ждет как минимум водопад Виктория, но на самом деле это небольшой трехступенчатый каскад с общим перепадом высоты не более 30 метров. В воздухе стоит завеса из водяной пыли, проникающей глубоко в легкие. При попытке сделать вдох поглубже, у меня возник бронхоспазм, но я что есть силы «подавил» кашель, чтобы не испортить торжественность момента. Действительно красивые виды, черт побери! Уоррен, как ни в чем не бывало, рассказывает про цветочки и листочки, и скромно отходит в сторону, когда я пытаюсь сфотографировать его вместе с Сергеем и Верой. Возвращаемся к стоянке. Здесь мы устраиваемся на ланч с дегустацией мяса крокодила и кенгуру. Пока Уоррен суетится около барбекюшницы, из леса вышли две дикие птицы – что-то среднее между курицей и индюшкой. Пернатые явно ждут, что им что нибудь перепадет с хозяйского стола, но при этом ближе чем на полтора метра к человеку не подходят, и при малейшем неловком движении пускаются наутек в зеленые заросли. Уоррен сказал, что у этих птиц очень вкусное мясо, и местные фермеры часто едят их на Рождество, которое, к слову, наступит через месяц с небольшим. Крокодилятина и кенгурятина мне понравились. Я даже затрудняюсь сказать, что понравилось больше, но Сергей и Вера отдали свои голоса крокодилу, в основном за то, его мясо более нежное и мягкое.

Третья остановка была запланирована на болоте, где мы, по идее, должны были понаблюдать за крокодилами в естественной среде обитания. Едва мы ступили в заросли, как нас оглушила песня цикад. В ушах реально зазвенело, - уровень децибел, за которым начинаются болевые ощущения, с легкостью был превышен. Увы, сколько мы не старались высмотреть среди зарослей и коряг зубастых рептилий, наши попытки успехом не увенчались. Больше всех, по-моему, был расстроен сам Уоррен. Он говорил, что в последние два раза видел пятиметрового крокодила. Ну ладно, по крайней мере, мы крокодила попробовали на вкус, а он нас – нет. Так что победа в любом случае осталась за нами. Ну и последняя остановка была запланирована на песчаном и безлюдном пляже. Купание не предусмотрено (крокодилы и т.д.), поэтому мы прогулялись вдоль береговой линии. Серж и Вера увлеклись ловлей ракушек. Я воздержался - морепродукты предпочитаю употреблять в пищу после термической обработки, но ребята говорят, что было вкусно. И, судя по тому, что ни у кого проблем с желудком не было, действительно безопасно. Мы попросили Уоррена не везти нас к гостинице, а высадить где нибудь в центре. Что он и сделал, - на Sheridan Street. Попрощавшись, мы поняли, что понятия не имеем, в какую сторону надо идти, чтобы оказаться около универмага «Woolworths». Методом проб и ошибок мы через полчаса вышли таки к магазину, где купили на ужин кенгуриные стейки и всякую мелочь. Пока шли к отелю, в небе над нашими головами разыгралась настоящая буря, откуда ни возьмись появились сотни огромных летающих лисиц. Со стороны это похоже на стаю галдящих ворон, однако когда над тобой на высоте 3-5 метров пролетает наполовину мифическое существо с размахом крыльев более полуметра, да и еще при почти полной луне, то в голове всплывают какие-то нездоровые ассоциации с Владом Цепешем, он же – граф Дракула. Вера потушила мясо вместе с овощами, нарубила салатиков (причем сделала это так быстро, что я и опомниться не успел) и пригласила нас к столу. Ужин закончился глубоко за полночь.

КУРАНДА
Следующий день у нас был свободен. Куда идти? Естественно на пляж! То есть в бассейн. Погода в отличие от предыдущих дней выдалась ясная, поэтому мы устроились в тени небольшого дерева: сгореть накануне дайвинга – не самое умное решение. Очень скоро тень «убежала», открыв наши бледные тела жгучему солнцу. Никакого дискомфорта лично я не чувствовал, хотя имею дурную привычку не загорать, а сгорать. Стоит ли говорить, что именно это и произошло, правда, очевидным это стало только вечером, после того, как мы совершили очередной набег на сувенирные магазинчики и дошли до железнодорожной стации, чтобы выяснить, когда отправляются поезда в Куранду. До Куранды из Кейрнса ходит два поезда в сутки – в 8.30 и 9.30. Ехать решили на втором. Цена 56 долларов туда-обратно. Не хило за 27 километров пути, которые, к слову, поезд идет более полутора часов. Вагончики нарочито старенькие, внутри отделанные деревом, которое скрипит на крутых поворотах. Во время пути «машинист» (на самом деле аудиозапись) рассказывает о интересностях, встречающихся на пути. Если отбросить исключительно природные явления, то из действительно интересных интересностей остается старое кладбище на McLeod Street, основанное первыми поселенцами в первой половине XIX века и закрытое в 1949 году. Сама Куранда представляет собой небольшой поселок из трех улиц, где впритык друг к другу стоят сувенирные магазины и ресторанчики. На железнодорожной станции взяли рекламный проспект. Отыскав - не без труда - место на карте, откуда начинаются экскурсии на автомобиле-амфибии, мы столкнулись с очередной проблемой, - как туда добраться? По главной улице дошли – через сувенирные лавки – до центра информации, где тетеньки, узнав, что мы бы хотели прогуляться до места назначения пешочком, округлили глаза, и наперебой заверещали «No, No, No!». Оказывается, там ходит шаттл-бас, остановка которого - какое совпадение! – находится как раз неподалеку от центра информации. Расписание движения автобуса есть в рекламном проспекте, поездка туда-обратно стоит 8 долларов. Водитель выписал нам квитанцию, которую мы оплатили в кассе по месту прибытия. Когда подъехала амфибия, первым делом на посадку стали пропускать организованные туристические группы, которые очень быстро заняли все места. Нас посадили во второй автомобиль, зато в самый первый ряд. Водитель, вернее водительница, нам попалась боевая. «Девушка без имени» (на воротнике ее рубашки красовался значок «Badges Fuck!») постоянно шутила, и явно старалась, чтобы «поездка для чайников», как впоследствии высказалась Вера, не была скучной. Суть экскурсии состоит примерно в том же, что и поездка, которую мы совершили два дня назад с Уорреном Уитфилдом. Машина останавливалась около разных растений, и «девушка без имени» рассказывала, чем оно примечательно и интересно. Оказывается, тем гигантским папоротникам, что мы встречали в дождевом лесу в Мельбурне, 150 миллионов лет. Не этим деревьям конкретно, а виду, который без изменений просуществовал на земле дольше, чем динозавры. И это не самый «пожилой» представитель австралийской флоры! Нам воочию были представлены деревья, произраставшие 200 и даже 400 миллионов лет назад. Если честно, то такие цифры у меня в голове не укладываются. И еще, - ядовитое растение, которое показывал нам Уоррен Уитфилд, называется Stinging Tree. После поездки мы в обнимку сфотографировались с коалой (15 долларов) и купили очередную партию сувениров. Особо нам понравились кружки с изображением крокодила и кенгуру, ножки которых болтались на веревочках. По-моему, отличный подарок. Цены на сувениры в Куранде примерно такие же, что и в Кейрнсе. Что-то незначительно дешевле, что-то – незначительно дороже. Топая от вокзала к отелю, мы увидели миниавтобус, на стекле которого висел от руки написанный «рекламный проспект». Текст на нем гласил: «Такси до Куранды, 4 доллара в одну сторону с человека». Телефон не записал, не сообразил, - каюсь.

РЫБНЫЙ ДЕНЬ
На следующий день встали с утречка пораньше. В половине восьмого нас забрал автобус, который отвез нас к пирсу. По пути набился полный салон туристов, в основном из Кореи и Японии, мы (европейцы) оказались в явном меньшинстве. Доплатив в кассе разницу в цене тура плюс топливный сбор в размере пяти долларов с носа, прошли на пристань, где нас ждал красавец-катамаран. На борту заполнили подробную анкету и подписали бумаги, что осознаем, что погружение под воду связано с риском для жизни. После чего прослушали стандартную подробную инструкцию о том, как надо вести себя под водой и что делать в случае непредвиденных обстоятельств. В общем, те, кто уже хоть раз занимался дайвингом, ничего принципиально нового для себя не узнают. Само погружение проходило в три этапа. Нас разделили на группы, часть ныряла во время первой стоянки, часть – во время второй, а во время третьего «привала» дайвингом занимались те, кто заказывал два погружения. Таких, к слову, было много. Все свободные от погружения могли плавать с трубкой и маской – снорклить. Наша троица попала во вторую группу, инструктором к нам был приставлен Шон, он, судя по всему, на корабле был главный – после капитана. Лично мое погружение прошло не без проблем. Как я ни старался, я не мог самостоятельно опуститься на дно, вода выталкивала меня обратно как пробку. Похожие проблемы я испытывал и на Красном море, но там, приноровившись через некоторое время, я научился сохранять заданную глубину. Здесь же, даже после того, как Шон добавил мне дополнительный груз, я все равно при малейшем замедлении начинал всплывать наверх. У меня был фотоаппарат в подводном боксе, но нормально поснимать мне так и не удалось. Через некоторое время я плюнул на это дело, и дайвинг вроде как начал даже доставлять мне удовольствие. До тех пор, пока Шон, Вера, которую он держал за руку, и Сергей не заплыли в некое подобие кораллового ущелья. Я не мог не запечатлеть такую красоту, включил фотоаппарат и… моментально оказался почти на самой поверхности. Несмотря на то, что я оказался в выгодной позиции сверху, в этот момент я испытал ужасное чувство досады, и с удвоенной энергией принялся погружаться. Когда мне это, наконец, удалось, Шон показал знаком, что пора всплывать. Ну, с этим у меня проблем не было. Что касается самих коралловых рифов, то на Красном море, если честно, они были интереснее. Знатоки, правда, утверждают, что Кейрнс – это не то место, откуда надо плавать на Большой барьерный риф. Остается поверить им на слово. Кстати, во время снорклинга кораллы и их обитатели представляются в лучшем свете. На поверхности они разнообразнее, а до некоторых рыб я едва не дотронулся рукой, в то время как на глубине они относились к нам с явным подозрением, и даже не рискнули подплыть ближе, когда Шон стал заниматься подкормкой. Во время снорклинга Вера и Сергей даже встретили черепах, а я запечатлел на аппарат несколько гигантских – около метра в длину – рыб-носорогов. На фото, к сожалению, не виден их истинный размер, равно как и размер гигантских моллюсков. Раковина самого большого беспозвоночного достигала полутора метров в длину. Среди команды судна оказалась девушка с экзотическим для Австралии именем Таня. Вообще-то она немка, работает в Австралии последние четыре года, но ее мать русская, и Татьяна неплохо говорит по-русски, почти без акцента. Сама она призналась, что разговаривать на русском ей тяжело, хотя понимает практически все.

В отеле мы попытались заказать на ресепшене такси, но этот фокус, в отличие от Мельбурна, не прошел. Как сказал Джефф, в воскресенье утром это дохлый номер, проще выйти на дорогу и поймать такси самостоятельно. Ужинали в тайском ресторане. Ребята заказали себе по супчику и салатику, я же решил шикануть, продолжить «рыбный» день и попробовать «национальную австралийскую рыбу» баррамунди. Рыба – ничего экстраординарного, ее единственное неоспоримое достоинство - почти полное отсутствие костей.

Источник: http://story.travel.mail.ru/?mod=story&story_id=168037

Автор: Алексей Кукаевский


ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ТУРИСТОВ

Одежда из Австралии

Свитер YUSHKOFF JeansLife

Заказать

Забронируй гостиницу в Австралии
Booking.com

Купи билет в Австралию


Туры в Австралию

 

Все о Дании. Достопримечательности Дании. Новости Дании. Отдых в Дании. Фотографии из Дании. Экскурсии и гостиницы в Дании.


Австралия      туры      отдых      турагенства      погода      виза      отели      посольство      работа      гражданство      иммиграция      недвижимость      фото      видео      Австралия на Ozon      реклама
Rambler's Top100 Дайвинг - рейтинг DIVEtop


Сайт создан Клодницким Евгением